Карта сайта НПТМ


ФОТОАЛЬБОМ
Сила Казачьего Спаса
Земли Русcкой


ВИДЕО
Сила Казачьего Спаса
Земли Русcкой


СТАТЬИ
Сила Казачьего Спаса
Земли Русcкой


РОД Марии Карпинской
Сила Казачьего Спаса
Земли Русcкой


Родовое древо
Марии Карпинской (Подоляко)
от Охрима Макухи


Охрим Макуха


сыновья Охрима Макухи


Род Макухи


Григорий Ильич Миклухо-Маклай


Николай Ильич Миклухо-Маклай
и Екатерина Семёновна Беккер


Род Гёте


Род Мицкевичей


Николай Николаевич Миклухо-Маклай


Евдокия Николаевна Макуха


Авдей Павлович Подоляко


Мария Авдеевна Карпинская (Подоляко)


вернуться
В НАЧАЛО

Родовое древо Марии Карпинской (Подоляко)


Евдокия Николаевна Макуха

Незадолго перед смертью, моя бабушка Евдокия сказала мне: «Запомни, твой род идет от Миклухо-Маклая». Я тогда еще не знала, кто такой этот самый Миклухо-Маклай. Зачем бабушка мне это сказала? Она настойчиво произнесла это имя несколько раз. Я об этом почти не вспоминала, но детская память по каким-то неведомым причинам не стерла эти знания.

Родственников моей бабушки в деревне, где я родилась – почти нет. Удалось отыскать бабушку, двоюродную тетю, которой минуло за сто лет. Она была шустрая, сколько ей лет – точно не знала. Мою бабушку она вспомнила. « А, Евдокия? Из какого она роду? Кто его знает. Кликали нас Макухами». Я взволновалась. Между Макухами и Миклухой чувствовалась какая - то связь. Может быть, бабушка исказила фамилию, и вместо Миклухи, сказала Макуха? Я чувствовала, что стою на верном пути. Но кроме этой клички – Макуха, больше мне не удалось узнать ничего. Куда подевались ее сестры и братья? Такое ощущение, что их просто не существовало. Тогда откуда взялась бабушка? Этого в деревне не помнил никто. Она, образец святости, доброты и величайшего смирения, видимо также как и я, была в семье моего деда приблудной. Вся деревня, за редким исключением, имела ту же фамилию, что имел мой дед. Эта фамилия перешла моему отцу, а потом и мне. Она мне казалось странной и нерусской – Подоляко.

Теперь о дедушке. Что я о нем узнала. У него был брат, белый генерал. Во время революции дедушкин брат не принял новую власть, сражался против нее, и затем, с разгромом белой армии, уехал в Китай. А мой дедушка стал двадцати тысячником, и по заданию партии, был отправлен в Стародубский район, поднимать колхоз. Он был безумным патриотом советской власти, честнейшим и справедливейшим человеком, веровавшим в идеалы революции. В Бога он не верил. Почему он женился на верующей бабушке? Это я не знаю. Я писала в первой книге о дедушке. Как могла такая добрая и богобоязненная бабушка жить с жестокосердечным и строгим дедом? Это для меня загадка. Но она умела терпеть, и сносила все издевательства деда. Почему он не выкинул из дома икону. С раннего детства помню, что икона висела, открыто в красном углу дома. Значит, он все-таки мирился с бабушкиной верой в Бога. Почему? В раннем детстве я помню какой-то разговор отца и деда о его брате. В памяти осталось: сразу после смерти Сталина от брата деда, который был белым генералом, пришло письмо. Мой отец хотел написать ответ, но дед запретил. Письмо порвал, а конверт отец спрятал от деда в сенцах под стрехой.

Бабушка Марии Авдеевны Карпинской (Подоляко) - Евдокия Николаевна Макуха была женой Павла Семеновича Подоляко, который был председателем колхоза. Его брат после революции уехал в Китай, в Харбину. Он остался белым офицером, дедушка Марии Авдеевны Павел Семенович стал красным и двадцатитысячником был послан в деревню Мытничи, строить колхоз. Это был суровый человек. Однажды, когда семья голодала, бабушка Евдокия с Машей пошли на колхозное поле и взяли несколько початков кукурузы в дом, на что дед Павел Семенович так рассердился, что собирался за воровство бабушку Евдокию и маленькую Машу в тюрьму посадить.

Вот отрывок воспоминаний из книги Марии Авдеевны "Открытая книга детства":

"Полный автобус людей, и рядом со мной стоит маленькая хрупкая женщина. Слышу, что она разговаривает о церковном празднике, значит, едет из церкви. Ей на вид лет семьдесят. Какое-то чувство подсказывает мне, что это Маша. Спрашиваю: “Скажите, вас не Маша зовут?” - “Да, Маша. А ты кто, деточка?” Слезы на моих глазах: “Тетя Маша, я - Мария, соседка ваша, дочь Авдея и Татьяны”. Маша смотрит на меня добрыми ласковыми глазами: “Господи, Иисусе, да ты же внучка деда Кажуки! Манечка!” - и тетя Маша расплакалась. Счастливая, она ведет меня к себе домой."

"Очень добрая была у тебя бабушка. А Кажука лютовал, ой как лютовал". - “Тетя Маша, а почему его называли Кажукой? И ко мне эта кличка приклеилась”. Маша открыла тайну, над которой я билась много лет. Оказывается, дед с огромной строгостью распекал подопечных ему колхозников и всегда начинал речь так: “Кажу-ка я тебе…” - что означало: “Скажу-ка я тебе сейчас…” - и далее шла тирада, от которой у каждого колхозника мороз шел по спине, холодело в груди, и не могли люди после этих речей спокойно спать. Вот и стали его звать “Кажука”.

Воспоминания - это хорошо, но как связаны Николай Николаевич Миклухо-Маклай и бабушка Марии Авдеевны - Евдокия Макуха?

Два раза (в 1886 и 1887 годах) приезжал в Малин (Украина) в маеток (имение) своей матери Катерины Семеновны Миклухо-Маклай. Здесь изучал быт, обычаи и традиции полещуков. Интересовался происхождением древлян, их историей. В селах изучал антропологическое строение тела местных жителей. В Малине закончил редакционную подготовку своих «Путешествий».

Изношенный организм исследователя слабо сопротивлялся болезням и вечером 2 апреля 1888 года российский ученый скончался в клинике Вилие в Санкт-Петербурге. Похоронен на «Литераторских мостках» в Санкт-Петербурге.

Евдокия Николаевна Макуха родилась в 1888 году, стало быть, зачата была в 1887 - когда Николай Николаевич Миклухо-Маклай приезжал в Малин. Она была его внебрачным ребенком. Именно поэтому к Евдокие Николаевне грозно относился Павел Семенович Подоляко - не кому было её защитить - ни отца, ни братьев.

Отрывок воспоминаний из книги Марии Авдеевны "Открытая книга детства":

"Однажды бабушка мне сказала: “Внученька, завтра я умру, я видела Ангела, он приходил ко мне и сказал, что забирает меня на небо. Ты будешь приходить ко мне на могилку, и приносить цветы?” Я подумала, что бабушка шутит. “Ба, ты еще много лет будешь жить. Как же ты оставишь меня одну на земле? Если собралась умирать и улетать на небо, скажи ангелу, чтобы он взял и меня”. “Нет, внучка, я устала жить, мне пора. А ты только начинаешь. Так ты будешь приходить ко мне на могилку?”...

...Пришла домой вечером. Мать напала на бабушку и запустила в нее картошкой. Картошка попала бабушке под глаз, и там образовался большой синяк. Как увидела я синяк, во мне вспыхнула ненависть к матери, но я скрыла ее. Более сильное чувство о смерти бабушки сегодня ночью отодвинуло мою ненависть. Я хотела не заснуть и подкараулить этого ангела, что придет за ней. Я думала, что поймаю его и убью. Спать легла вместе с бабушкой на печке.

Караулила, караулила - и вдруг перед глазами все поплыло, и я провалилась в сон. Утром рано подхватилась, испуг захватил все мое существо. “Я проспала. Как я могла проспать?!” Посмотрела на бабушку. Она спала и улыбалась во сне. “Какая красивая у нее была улыбка”. Значит, ангел не забрал ее?! Даже синяк был ей к лицу. От бабушки шло сияние, точнее - от ее улыбки. Я не могла оторвать глаз, смотрела и смотрела. Потом взяла ее за руку и в ужасе отскочила. Рука была холодная, и не живая. Я завизжала. Со скоростью пули слетела с печи. “Бабушка умерла! Бабушка умерла!” И кинулась прочь из дома.

Похоронили Евдокию Николаевну Макуху в 1961 году.

Источник материала http://www.lilit12.ru/glava16.htm