Карта сайта НПТМ

От международных Фестивалей к Союзу Молодежных и Детских телестудий.
От Союза к Телеканалу. От Телеканала к программе "Детское Государство".
 

"Мы не дети России, мы дети Мира".
Михаил. Возраст 6 лет.

 


     

    В авторской передаче Марии Карпинской

    "Родниковая вода"

    диалог с Дмитрием Рогожкиным.

    НЕ ПРОПУСТИТЕ!!! Вы узнаете то, о чем не знали никогда!

    Дмитрий Рогожкин

    Темы:

    • «Лики и личины грозного царя» – Иван Грозный в народной памяти, в истории, в искусстве.

    • «Личный царь Ивана Грозного». – Симеон Бекбулатович – служилый татарин- глава боярской думы- царь – ссыльный – мученик.

    • «Сократ и гетера» - диалог о сущности любви – поэма-шутка.

    • «Как они себя ведут?» - о поведении домашних и диких животных.

    • Собаки. Их умения и поведение в рассказах, историях, смешных случаях и курьезах.

    • Рассказы о проказах людей и животных.

    • Стихи и рифмованные сказки.

    Вот что он рассказал о себе;

    Часть 1.

    Часть 2.

    ВМЕСТО АВТОБИОГРАФИИ

    Добрый день. Или вечер. А может быть и ночь. Все зависит от того, когда вы читаете эти строки. Позвольте представиться, Дмитрий Рогожкин:

    Мельпомены поклонник ретивый,
    Архитектор своих неладов,
    Расточитель минут торопливый,
    Вам представиться нынче готов.

    Родился в прошлом веке. Учился на пять по гуманитарным и естественным наукам, и еле-еле на три – по химико-физико-математическим. Выбором профессии, хобби (о котором расскажу позже) и жизненным мировоззрением обязан своему отцу – Рогожкину Анатолию Георгиевичу.

    Когда мне было три года, он привел меня в зверосовхоз, где тогда работал.

    «Ой, какие мишки!»– кричу я, увидев мечущихся в клетках соболей. И бегу к одному из зверьков, чтобы немедленно просунуть свои пальцы сквозь рабицу и дотронуться до шелковистой шерстки. Папа хватает меня за шиворот у самой клетки и отшвыривает в сугроб.

    – Ты чего?! – всхлипываю я, выбираясь из снега.

    – А вот чего, смотри!

    Папа поднимает палку толщиной в палец – палец взрослого человека! – и просовывает ее в ячейку сетки. Коричневой молнией соболь метнулся к палке. Доля секунды – и она перекусана пополам.

    – О-о-о, – выдохнул я и попятился.

    Этого случая я не помню. О нем мне рассказывал папа. А вот как ручной совхозный соболь взбирался мне на голову, помню отлично. Мне тогда было уже десять. Потом… А потом я работал в том самом зверосовхозе после учебы в ветеринарной академии, которую окончил и папа (правда, мы учились на разных факультетах). Вместе с ним, (правда, в разные годы) одолел еще один институт – полиграфический, работали в одном издательстве (правда, в разных журналах). Потом в газетах (правда, тоже в разных). Вместе с ним, и с мамой написали одну книжку (правда, двухтомную), которая называется «Энциклопедия домашних животных».

    Говорят, жизнь бьет. Меня она кусала. Сначала в обличье соболя, который жил в нашей квартире. Потом под видом злобных серых горных кавказских пчел на пасеке НИИ пчеловодства, где я постигал азы профессии редактора одноименного журнала. Еще в образе медвежонка в одном из ресторанчиков города Батуми. И, наконец, – взрослого медведя в лосиноостровском парке, куда мы с папой пошли на съемку, предварительно договорившись с дрессировщиком. Укусы эти пошли на пользу и пополнили мою творческую копилку.

    Своим хобби – увлечением личностью Ивана Грозного, – которое длится уже сорок лет, тоже обязан папе.

    – Расскажи про царя, - каждый раз просил я его во время наших прогулок (мне тогда было семь лет). Он рассказывал. Цари были разными – реальными и сказочными. Почему мне больше всех запомнился Грозный-Шаляпин-Черкасов – этот образ-коллаж, сотворенный им – не могу понять! Только с тех пор ручка не уставала и рисовала зловещий крючконосый профиль со всклокоченной бородой. Сравнительно недавно она все же от рисования устала и написала… сначала небольшую книжку для младших школьников, которая так и называлась «Иван Грозный» ну, а потом – небольшую повесть «Царь Симеон».

    В этой повести я рассказываю о служилом татарине Симеоне Бекбулатовиче, которого Грозный силком женил на дочери второго после себя человека в государстве, силком обратил в христианскую веру и, наконец, силком посадил на русский трон. Но который добровольно стал настоящим христианином и по-настоящему правил Русью два года.

    В оценке его личности историки резко разошлись. Одни называют Симеона ничтожной марионеткой, другие – кротким реформатором. Лично я придерживаюсь второй точки зрения.

    Иначе, почему Иван Грозный не только не уничтожил его, а дал в удел Тверь и обязал иметь такой же двор, как и у него самого?

    Почему бояре хотели видеть после смерти Грозного именно Симеона, а не Бориса Годунова?

    Почему Годунов так боялся его, что коварным способом ослепил и сослал.

    Почему его, слепого и расстриженного старика, сначала Лжедимитрий заточил в северный Белозерский монастырь, а потом Василий Шуйский упек аж в Соловки?

    Почему на его могильной плите в Симоновом монастыре (вместо него сейчас стоит Дом культуры автозавода в Текстильщиках) высечено «царь»?

    Историки отвечают на эти вопросы с исторической, основанной на документах, точки зрения. Я пытаюсь сделать то же, но – с художественной, основанный частично на истории, частично на вымысле и домысле.

    Еще одно мое увлечение – собаки. Они были у меня с детства. В армии служил не в какой-нибудь, а именно собачьей части – школе военного собаководства. Своим собачьим опытом и знаниями делился с ребятами на страницах газет и журналов, (и напрямую во время встреч в школах и библиотеках, а также по радио, где два года вел авторскую страничку) и даже написал книгу «От волка до собаки».

    Хотя я не занимался разведением и содержанием кроликов, но книжку об этом тоже написал. Опять-таки сказалось влияние отца, который был «замом главного кролика» в журнале «Кролиководство и звероводство». А уж когда он более десяти лет работал главным редактором «Юного натуралиста», то его влияние распространилось не только на меня, но и на ребят всей, тогда еще не расчлененной на «ближние зарубежья», страны.

    Сейчас, когда его ровно десять лет как нет на этой земле, я все равно чувствую его влияние и слышу его голос…

     

О передаче
"Родниковая вода"

Быков Сергей
"Терем РА"