Карта сайта НПТМ

История проектов Марии Карпинской    PROJECTS OF MARIA KARPINSKYA : by the Author and by the joint

Мы - Суфи

Мы – Суфии

Шейх Мухаммад Назим Адиль аль-Кубруси аль-Хаккани


Да освятит Всевышний Его Благородную Тайну.

Он является Имамом Людей Искренности, он - Тайна Просветленности, он оживил Накшбандийский Орден в конце 20-го века Небесным наставничеством и Пророческим учением.

Он родился в Ларнаке, Кипр, 23 апреля 1922 г., в воскресенье, 26-го Шабан, 1340 г. по Хиджре. Его родословная по линии отца уходит корнями к Сайидине Абдул Кадыр Джилани, основателю Кадирийского Ордена. Его родословная по линии матери уходит корнями к Сайидине Джалалуддину Руми, основателю Ордена Мевлеви. Он - Хассани-Хуссейни и имеет родство с Пророком (сас) по линии праотцов к Семье Пророка (сас). Со стороны отца он получил посвящение в Кадирийский Тарикат. Со стороны матери - в тарикат Мевлеви.

В детстве на Кипре он часто проводил время в компании своего деда, который был Шейхом Кадирийского Тариката, чтобы изучать его практики и духовность. У него очень рано появились неординарные способности. Его поведение было совершенным: он никогда ни с кем не дрался и не спорил. Он всегда улыбался и был терпелив. Его дед по линии отца и дед по линии матери тренировали его для духовного пути.

В юности все обращали на него внимание ввиду его необычной духовной стоянки. Все в Ларнаке знали о нём, т.к ещё будучи совсем юным он мог советовать людям, предсказывать будущее и открывать его спонтанно. В возрасте 5-ти лет были такие моменты, когда его мама нигде не могла его найти. И после поисков находила его либо в мечети, либо на могиле Умм уль-Хирам (ра), Сподвижницы Пророка (сас), у могилы которой была построена мечеть.

К её могиле приезжает всегда большое количество туристов, которых привлекает вид камня, подвешенного в воздухе над могилой. Когда его мама пыталась позвать его домой, он говорил: "Оставь меня здесь, с Умм уль-Хирам; она - одна из наших предков". Часто видели, как он беседовал с Умм уль-Хирам, которая была похоронена четырнадцать веков назад: он слушал и затем говорил, слушал и задавал вопросы - как в настоящей беседе. Когда кто-то пытался нарушить его разговор с ней, он говорил: "Оставьте меня; я беседую с моей бабушкой, которая в могиле".

Его отец отправил его в школу изучать светские науки в дневное время, а вечером он изучал религиозные науки, религию ислама. Среди своих сверстников он считался гением. По завершению своих школьных уроков каждый вечер он посвящал своё время изучению Мевлевийского и Кадирийского тарикатов. Он проводил занятия по этим тарикатам по четвергам и пятницам.

Семья Адиль. Шейх Назим - крайний слева, в возрасте 16-ти лет
Семья Адиль. Шейх Назим - крайний слева, в возрасте 16-ти лет

Все на Кипре в то время знали его как высоко-духовного человека. Он изучал Шариат, юриспруденцию, науку пророческих повествований, логику, интерпретацию Корана, и он мог выносить судебные постановления по целому ряду исламских предметов. Он мог говорить исходя из любого духовного уровня. У него был дар объяснять трудные реалии простыми и лёгкими афоризмами.

По окончанию высшей школы на Кипре, в 1359 по Хиджре/1940 г. Он переехал в Стамбул, где жили и учились два его брата и сестра. Он изучал Химическую инженерию в Университете Стамбула, в районе Байязит. И одновременно он углублял свои знания по Шариату и арабскому языку со своим Наставником - Шейхом Джамалуддином аль-Аласуни, который умер в 1375 по Хиджре/1955 г. Он получил степень в Химической инженерии и превзошёл своих коллег. Профессора этого Университета предложили ему углубиться дальше в исследования. Он сказал: "Меня не привлекает современная наука. Моё сердце влечёт к духовным наукам".

Будучи студентом колледжа, юный Шейх Назим получал отличные оценки по Химической Инженерии в Университете Стамбула
Будучи студентом колледжа, юный Шейх Назим получал отличные оценки по Химической Инженерии в Университете Стамбула

В первый год своего пребывания в Стамбуле он встретил своего первого духовного Учителя - Шейха Сулеймана Арзаруми, который был Шейхом Накшбандийского Тариката. Он умер в 1368 по Хиджре/1948 г. Во время своего изучения Химической инженерии он посещал собрание своего Шейха для того, чтобы изучать дисциплины Накшбандийского Тариката вдобавок к Кадирийскому и Мевлевийскому.

Его часто видели в ночное время в мечети султан Ахмед - сидящего в одиночестве и медитирующего. Он сказал: "Там я получал великие благословения и необычайное умиротворение в своём сердце. Я всегда выполнял там раннюю молитву (на рассвете) со своими двумя Шейхами: Шейхом Джамалуддином аль-Аласуни и Шейхом Сулейманом Арзаруми. Они меня обучали и вкладывали в моё сердце духовное знание. В то время у меня было много видений, приводящие меня в Священную Землю Дамаск, но у меня ещё не было разрешения от моего Шейха. Много раз во время моих видений я видел Пророка Мухаммада (сас), зовущего меня в его присутствие. В глубине сердца у меня было неутомимое желание оставить всё и переехать в Священный Город Пророка (сас).

"Один раз, когда это стремление было особенно интенсивным, мне было видение, в котором ко мне явился мой Шейх - Сулейман Арзаруми, потрепал меня за плечо и сказал: "Вот теперь есть разрешение. Твои тайны и попечительство тобой - уже не со мной. Я лишь держал тебя до тех пор, пока ты не стал готов для своего истинного Шейха, который также является и моим Шейхом: Абдулла ад-Дагестани. Он держит твои ключи. Поезжай к нему в Шам. Данное разрешении исходит от меня и от Пророка (сас). (Шейх Сулейман Арзуруми был одним из 313 просветлённых Накшбандийского Ордена, ступающего по стопам и представляющего 313 посланников).

"Это видение закончилось и, таким образом, я получил разрешение поехать в Шам. Я искал своего Шейха, чтобы рассказать ему об этом видении. Я нашёл его - он входил в мечеть спустя 2 часа. Я подбежал к нему. Он распростер руки и сказал мне: "Сын мой, ты обрадовался этому видению?" Тогда я понял, что он в курсе всего, что произошло. Он сказал: "Не жди. Направляйся в Шам". Он не дал мне ни адреса и никакой другой информации, кроме имени Шейха: Абдулла ад-Дагестани в Шаме. Я ехал на поезде из Стамбула до Алеппо, где и пробыл некоторое время. Там я ходил из одной мечети в другую: молился, сидел с учёными и проводил время в поклонении и медитации.

Затем я поехал в Хама, который, как и Алеппо, является древним городом. Я пытался двигаться к Шам, но это было невозможно. Французы, оккупировавшие Шам, готовились к нападению с англичанами. Тогда я поехал в Хомс к могиле Сайидины Халида ибн Уалид (ра), сподвижника Пророка (сас). Я посетил могилу Сайидины Халида ибн Уалид (ра) и затем пошёл в мечеть и молился там. Ко мне подошёл слуга и сказал: "Этой ночью я видел сон, в котором ко мне явился Пророк (сас). Он сказал: "Завтра сюда придёт один из моих правнуков. Позаботься о нём ради меня". Затем он показал мне, как ты выглядишь. И я вижу, что ты - именно этот человек".

Меня так впечатлили его слова, что я не мог не принять его приглашение. Он дал мне одну комнату возле мечети, где я пробыл один год. Я не выходил оттуда, кроме как для того, чтобы помолиться и посидеть в Меджлисе двух выдающихся учёных Хомса, которые преподавали Правила чтения Корана (Таджвид), Толкование Корана (Тафсир), Повествование Традиций (‘Ильм аль-Хадис) и Юриспруденцию (Фикх). Это были - Шейх Мухаммад Али Уйюн ас-Суд и Шейх Абдул Азиз Уйюн ас-Суд, Муфтий города Хомс. Я также посещал духовные учения двух Накшбандийских Шейхов: Шейх Абул Джалиль Мурад и Шейх Саид ас-Субаи. Моё сердце сильно желало поехать в Шам. Т.к. война вовсю бушевала, я решил поехать в Триполи (Ливан), а оттуда - в Бейрут и из Бейрута в Шам - более безопасным путём."

В 1364/1944 г. Шейх Назим отправился в Триполи на автобусе. Автобус привёз его в порт, где он и остался. Там он был чужестранцем, никого не знал. Пока он бродил по порту, он увидел кого-то, идущего по другую сторону улицы. Это был Шейх Мунир аль-Малек, Муфтий г.Триполи. Он был также Шейхом всех суфийских орденов в городе. Он подошёл и сказал: "Вы - Шейх Назим? Я видел во сне Пророка (сас). Он сказал мне: "Один из моих правнуков едет в Триполи". Он показал мне как Вы выглядите, и сказал мне искать Вас в этом районе. Он попросил меня позаботиться о Вас".

Шейх Назим вспоминает:

"Я пробыл с Шейх Муниром аль-Малек один месяц. Затем он организовал мою поездку в Хомс, а из Хомс - в Дамаск. Я прибыл в Дамаск в пятницу, в начале 1365 г. по Хиджре/1945 г. Я знал, что Шейх Абдулла жил в районе Хайй аль-Майдан, возле могилы Сайидины Билала аль-Хабаши (ра); там же похоронены и потомки семьи Пророка (сас).

"Я не знал, в каком именно доме живёт Шейх. В тот момент, когда я стоял на улице, мне было видение, что Шейх выходит из дома и зовёт меня войти. Это видение закончилось, но я никого не видел на улицах. Они были пусты из-за бомбёжек французов и англичан. Все были напуганы и сидели по домам. Я был один на улице. Я размышлял в сердце, в каком же доме живёт Шейх. И тогда мне было новое видение: там был номер конкретного дома, конкретная дверь. Я искал, пока не нашёл эту дверь. Как только я подошёл к двери, чтоб постучать в неё, Шейх открыл дверь и сказал: "Добро пожаловать, мой сын Назим Эфенди".

Его необычная внешность сразу привлекла моё внимание. Я никогда раньше не видел такого Шейха. С его лица и с его лба исходил свет. С его сердца и с его лучистой улыбки исходила теплота. Он провел меня наверх, в комнату и сказал: "Мы ждали тебя".

В сердце я был полностью счастлив с ним, но в то же время у меня было сильное желание посетить город Святого Пророка (сас). Я спросил его: "Что мне делать?" Он сказал: "Завтра я дам тебе ответ. А пока отдыхай". Он накормил меня ужином, я выполнил вместе с ним Ночную Молитву и лёг спать. Рано утром он разбудил меня на Тахаджуд-молитву. Никогда раньше я не ощущал такую силу в молитве, как с ним. Я ощущал себя в Божественном присутствии, и моё сердце всё больше и больше влекло меня к нему.

Мне было видение, и я видел себя, карабкающегося по лестнице от нашего места молитвы к Байт аль-Мамур (Кааба Небес), ступенька за ступенькой. Каждая ступень была стоянкой, в которую он меня возводил и в каждой стоянке, в сердце, помещал знания, о которых я раньше никогда не знал и не слышал. Слова, фразы и предложения складывались таким прекрасным образом, передавались в моё сердце на каждой стоянке, на которую я был возведён до тех пор, пока мы не достигли Байт аль-Мамур. Там я увидел 124,000 пророков, стоящих в ряд в молитве с Сайидиной Мухаммадом (сас) в качестве Имама. Я увидел 124,000 Сподвижников Пророка Мухаммада (сас), стоящих в рядах позади них. Затем я увидел 7,007 святых Накшбандийского Тариката, стоящих позади них в молитве.

По правую сторону от Абу Бакра Сиддик (ра) было место для двух человек. Пра-Шейх встал на это свободное место и взял меня с ним, и мы совершили Рассветную Молитву. Никогда раньше в жизни не испытывал я такой сладости от этой молитвы, и когда Пророк Мухаммад (сас) вёл молитву, красота его голоса (как он читал) была бесподобной. Это был опыт, который нельзя описать словами, т.к. это было Божественно. Когда молитва окончилась, видение тоже закончилось, и я услышал, как Шейх попросил меня прочесть Азан (зов к молитве) на молитву Фаджр.

Он совершал молитву Фаджр, и я молился позади него. Я слышал, как на улицах бомбили две армии. Он дал мне посвящение в накшбандийский тарикат и сказал мне: "О, мой сын, мы обладаем такой силой, что в один миг мы можем возвести мурида на его стоянку". Как только он сказал это, он посмотрел в моё сердце своими глазами, и в это время они менялись - от жёлтого цвета на красный, затем белый, зелёный и чёрный. Цвет его глаз менялся по мере того, как он вливал в моё сердце знание, которое ассоциировалось с каждым из цветов.

Жёлтый цвет был первым и соответствовал состоянию Сердца (Кальб). Он вливал в моё сердце все виды внешнего знания, которое необходимо для повседневной жизни людей. Затем он вливал из стоянки Тайн (Сирр) - знание всех 40-ка Орденов, которые пришли от Сайидины Али (ра), и я увидел, что являюсь наставником всех этих Орденов. Во время передачи знаний на этой Стоянке его глаза стали красными. Третья стоянка, Тайна из Тайн (Сирр ас-Сирр) разрешена лишь Шейхам Накшбандийского Тариката, Имамом которого является Сайидина Абу Бакр (ра). По мере того, как он вливал в моё сердце из этой Стоянки, его глаза приобрели белый цвет. Затем он взял меня на Стоянку Сокрытого (Хафа) - Стоянку сокрытого духовного знания, где его глаза поменялись свой цвет на зелёный. Затем он взял меня на Стоянку Полного Растворения, Стоянку Самого Скрытого (Ахфа), где ничего не появилось, и цвет глаз стал чёрным. Здесь он привёл меня в присутствие Аллаха. Затем он вернул меня обратно (в обычное состояние).

Моя любовь к нему в тот момент была настолько сильной, что я не мог представить себя вдали от него, и я не желал ничего, кроме как остаться с ним навсегда и служить ему. Затем началась буря, торнадо, и вихри угрожали спокойствию. Испытание было мощным. Моё сердце впало в отчаяние, когда он мне сказал: "Сын мой, твои люди нуждаются в тебе. Я дал тебе достаточно на данный момент. Сегодня поезжай на Кипр". Мне понадобилось полтора года, чтобы найти его. Я провёл с ним одну ночь. А теперь он велит мне возвращаться на Кипр - место, где я не был уже 5 лет. Это было для меня ужасным предписанием, но в Тарикате мурид должен сдаться и подчиниться воле своего Шейха.

Поцеловав его руки и ноги, и с его позволения я отправился на Кипр. Вторая Мировая Война подходила к концу. Не было никакого транспорта. Пока я стоял на улице и размышлял над этим, ко мне подошёл человек и сказал: "О, Шейх, Вас подвезти куда-нибудь?" Я сказал: "Да! Куда вы направляетесь?" Он сказал: "В Триполи". Он посадил меня в свой грузовик и через 2 дня мы прибыли в Триполи. Когда мы туда приехали, я сказал: "Отвези меня в порт". Он спросил: "Для чего?". Я сказал: "Для того, чтобы найти корабль, который поплывёт на Кипр". Он сказал: "Как это? Никто сейчас не передвигается по морю из-за такой войны". Я сказал: "Неважно. Просто отвези меня". Он отвёз меня в порт и высадил там. Я снова удивился, когда увидел, как ко мне направляется Шейх Мунир аль-Малек. Он спросил: "У твоего праотца - величайшая любовь к тебе! Пророк (сас) снова явился ко мне во сне и сказал: "Мой сын Назим едет. Позаботься о нём".

Я пробыл с ним 3 дня. Я попросил его помочь мне организовать поездку на Кипр. Он пытался, но это было невозможно в то время из-за войны и нехватки топлива. Он не мог ничего найти, кроме парусной лодки. Он сказал мне: "Можешь плыть на ней, но это опасно". Я сказал: "Я должен ехать, т.к. это повеление моего Шейха". Шейх Мунир много заплатил владельцу судна, чтобы тот вёз меня. Мы отправились в путь. Мы прибыли на Кипр через 7 дней. На катере это обычно занимает 4 часа.

Как только я прибыл и ступил на землю киприотскую, в тот же миг моему сердцу открылось духовное видение. Я увидел Пра-Шейха Абдуллу Дагестанского, который говорил мне: "О, сын мой. Ничто не помешало тебе исполнить моё повеление. Ты многого достиг, слушая и принимая. С этого момента я всегда буду тебе являться. Каждый раз, когда ты направишь своё сердце ко мне, я буду с тобой. На любой вопрос, который у тебя будет возникать, ты будешь получать ответ прямо из Божественного Присутствия. Любая стоянка, которой ты захочешь достичь, будет дарована тебе благодаря твоему полному смирению. Все Святые довольны тобою, Пророк (сас) доволен тобою". Как только он сказал это, я почувствовал его рядом с собой, и он никогда не меня не покидал с тех пор. Он всегда рядом со мной".

Шейх Назим начал распространять духовное наставничество и исламское учение на Кипре. Многие последователи приходили к нему и принимали Накшбандийский Орден. К сожалению, это было в то время, когда любая религия была в Турции под запретом, и т.к. он был в Турецком сообществе на Кипре, там тоже религия была полностью запрещена. Даже Азан (зов на молитву) был запрещён.

Первое, что он сделал, приехав на свою родную землю - он поехал в мечеть и прочёл Азан на арабском. Его тут же увезли в тюрьму, где он пробыл неделю. Как только его отпустили, он поехал в большую мечеть в Никосии и там с минарета прочёл Азан. Это очень рассердило местные власти, и они возбудили против него дело. Пока он ждал рассмотрения дела, он ездил по всей Никосии и близлежащих деревень, читая Азан с минаретов. В результате этого против него завели ещё больше судебных дел и в конечном итоге их количество достигло 114. Адвокаты посоветовали ему прекратить читать Азан, но он сказал: "Нет, я не могу. Люди должны слышать призыв к молитве".

Шейх Назим

Настал день слушания 112-ти судебных дел. Если его обвинят и осудят, ему грозит 100 лет тюремного заключения. В тот же день пришли известия голосования из Турции: человек по имени Аднан Мендерес пришёл к власти. Его первым действием было открытие всех мечетей и разрешение читать Азан на арабском. Это было чудом нашего Пра-Шейха.

Во время своего пребывания на Кипре Шейх Назим ездил по всему острову и также посещал Ливан, Египет, Саудовскую Аравию и многие другие места, чтобы обучать Тарикату. Он вернулся в Дамаск в 1952-м г., когда он женился на одной из муридов Пра-Шейха: Хаджи Амине Адиль. В то время он жил в Дамаске, и каждый год он ездил на Кипр на 3 месяца: Раджаб, Шабан и Рамадан. Его семья жила в Дамаске с ним, и на Кипр они ездили всей семьёй. У него 2 дочери и 2 сына.

Его поездки

Каждый год Шейх Назим ездил в паломничество в качестве руководителя Хаджа для сопровождения киприотских паломников. Он совершил 27 паломничеств.

Он присматривал за муридами и последователями Пра-Шейха. Однажды Пра-Шейх велел ему отправиться из Дамаска в Алеппо пешком и останавливаться в каждой деревне на своём пути для распространения Накшбандийских учений, суфийских знаний и знаний религии. Расстояние между Дамаском и Алеппо составляет примерно 400 км . Это путь занял у него больше года: туда и обратно. Он шёл день или два, доходил до деревни, проводил в деревне неделю, распространяя Накшбандийский Тарикат, вёл Зикр, тренировал людей и затем снова отправлялся в путь до следующей деревни. Вскоре его имя было у каждого на устах: от границы Иордании до турецкой границы возле Алеппо.

Точно таким же образом Пра-Шейх однажды повелел Шейх Назиму идти через Кипр. Он шёл от одной деревни до другой, призывая людей к исламу, чтобы они оставили атеизм, секуляризацию, материализм и обратились к Аллаху. Он стал очень известен по всему Кипру и очень любим; цвет его чалмы и накидка, оба тёмно-зелёного цвета стали известны на всём острове как "зелёная голова Шейх Назима". (Шейх Назим йесильбас).

Шейх Назим у себя дома на Кипре
Шейх Назим у себя дома на Кипре

Похожие поездки также были по Турции. Каждый год с 1978 г . он проводил 3 или 4 месяца в поездках по одной из частей Турции. В один год он ездил в города под названием: Ялова, Бурса, Эскисехир и Анкара. В другой раз в города: Конья, Испарта, Кирсехир. В другой год он ездил по южному побережью: от Аданы до мест: Мерсин, Аланья, Измир, Анталья. Затем, в следующий год - по восточному побережью: Диярбакир, Эрзурум - до самой границы Ирака. В последующей поездке он был на Чёрном море: передвигаясь от одного района в другой, от одного города в другой, от одной мечети к следующей, распространяя слово Аллаха, духовность и свет где бы он ни был.

Куда бы он ни приезжал, его приветствовала толпа людей, также официальные лица и местные власти. Ему дали полюбившийся всем в Турции псевдоним: аль-Кибриси (Кипрский). Он был Наставником покойного президента Турции: Тургута Озал и был очень уважаем им. В настоящее время он очень известен по всей Турции благодаря многочисленным репортажам и освещению по телевидению и в прессе. У него брали интервью почти каждую неделю то на одном, то на другом каналах ТВ; один репортаж за другим для того, чтобы узнать его мнение о событиях, происходящих в то время в Турции, а также прогноз на будущее. Он идёт по срединному пути, рекомендованным Пророком (сас), дающему ему возможность проложить тонкую грань между секуляризованным (светским, антирелигиозным) государством и исламизированной группой. Это даёт сердцу и уму радость и умиротворение: как простым людям, так и интеллигенции.

Начиная с 1974 г. он начал посещать Европу, каждый год, летая на самолёте из Кипра в Лондон и возвращаясь по суше на машине. Он продолжает встречаться с различными людьми из разных стран и говорящих на разных языках, всех вероисповеданий и всех культур. Люди и по сей день произносят Шахаду (провозглашение веры в единого Бога), принимают от него Тарикат и духовные тайны.

Шейх Назим со своей супругой и двумя дочерьми (впереди) у себя дома на Кипре. Являясь также Шейхом Мевлевийского Тариката, Шейх Назим надел традиционную шапку, обмотанную мевлевийской повязкой
Шейх Назим со своей супругой и двумя дочерьми (впереди) у себя дома на Кипре. Являясь также Шейхом Мевлевийского Тариката, Шейх Назим надел традиционную шапку, обмотанную мевлевийской повязкой

Подобно тому, как Шах Накшбанд был Муджаддид в Бухаре и Центральной Азии, как Сайидина Ахмад ас-Сирхинди аль-Муджаддеди был живительной влагой 2-го тысячелетия, как Сайидина Халид аль-Багдади был живительной влагой ислама и Шариата и Тариката на Среднем Востоке, так и Шейх Мухаммад Назим Адиль аль-Хаккани сейчас возрождает, возобновляет и призывает к Богу в нашу эпоху - эпоху Технологии и Материального прогресса. Его улыбающееся, светящееся лицо любят по всей Европе; он принёс первый истинный вкус духовности в жизнь людей.

Не так давно, в 1991-м он начал ездить в Америку. Во время своей первой поездки он посетил более 15-ти штатов. Он повстречал много людей различных верований и религий: мусульман, христиан, иудеев, сикхов, буддистов, индуистов и последователей культа Нью-Эйдж (Новый Век). В результате было основано более 15-ти центров Накшбандийского Ордена в Северной Америке. Второй визит состоялся в 1993-м, во время которого Шейх Назим побывал во многих городах и селениях, посещая мечети, церкви, синагоги и храмы. Благодаря ему, более 10,000 людей в Северной Америке вошли в ислам и приняли посвящение в Накшбандийский Орден.

В 1986-м г. его пригласили на Дальний Восток: в Бруней, Малайзию, Сингапур, Индию, Пакистан, Шри-Ланку. Он посетил почти все главные города в этих странах. Он был в гостях у султанов, президентов, членов парламента, правительства и, конечно же, в гостях у обычных людей повсюду. В Брунее его считают просветлённым нынешнего века. Его радушно принимали люди этой страны, особенно Султан: Хаджи Хасанал Болкиа. Его считают одним из великих наставников Накшбандийского Ордена в Малайзии. В Пакистане он признан человеком, возродившим Тарикат, и у него там тысячи последователей. В Шри-Ланке среди официальных лиц и обычных людей у него 20, 000 муридов. Его очень уважают мусульмане Сингапура; там у него много муридов.

Шейх Назим с Султаном Брунея (слева) и Принцем Малазийским: Раджа Ашман
Шейх Назим с Султаном Брунея (слева) и Принцем Малазийским: Раджа Ашман

Много раз он бывал в Ливане, где мы с ним и познакомились. Однажды я был в офисе моего дяди, который занимал пост генерального секретаря религиозных дел Ливана - очень высокую государственную должность. Было время Аср (предвечерней молитвы) и мой дядя: Шейх Мухтар Алайли обычно молился в Мечети аль-Умари аль-Кабир в Бейруте. Во времена Умара ибн аль-Хаттаба (ра) это была церковь, которую потом переконструировали в мечеть. Фундамент церкви сохранился и по сей день. Мой дядя вёл молитву, а я со своими двумя братьями молились позади него. Пришёл Шейх и стал молиться рядом с нами. Он посмотрел на моего брата и сказал ему: "Ты такой-то и такой-то?" и назвал его имя. Он также посмотрел на моего второго брата и тоже назвал его имя. И посмотрел на меня и тоже назвал моё имя. Мы все были очень удивлены, т.к. никогда раньше такое не видели. Мой дядя тоже очень проникся к нему.

Мой старший брат настоял на том, чтобы Шейх Назим остановился у нас дома, и мой дядя пошёл с нами. Наш гость сказал: "Меня прислал Шейх Абдулла. Он мне сказал: "После молитвы Аср - стоящего справа от тебя зовут так-то и так-то, а другого так-то и так-то, а того - так-то и так-то. Дай им посвящение в Накшбандийский Тарикат. Они будут в числе наших последователей". Факт того, что он знал каждого из нас по имени, поразил нас, и он очень привлёк нас. Особенно я был заинтересован в нём, несмотря на свой юный возраст.

С того момента он регулярно приезжал в Бейрут. Также мы каждую неделю ездили в Дамаск, чтобы повидать Пра-Шейха Абдуллу Дагестанского и Шейха Назима. Мы получили много духовных знаний и были свидетелями чудодейственных сил, которые они направляли в сердца ищущих. Нас так тянуло к нему, что мы всегда просили отца ездить к нему каждое воскресенье.

Дом Шейха Назима никогда не пустовал - он всегда был полон посетителями. Каждый день в его доме бывало как минимум сотня человек. Он принимал и угощал каждого. Его дом находился поблизости с домом Пра-Шейха на Горе Касиюн (Джабаль Касиюн) - гора с панорамой всего города, в южно-восточной части Дамаска. Он жил в скромном отштукатуренном доме, в котором всё было просто - сделано вручную из дерева или другого природного материала.

Его затворничества (уединения)

Его первое затворничество по предписанию Шейха Абдуллы Дагестанского было в 1955 г ., в Суэлье, Иордания. Там он провёл 6 месяцев в уединении. Сила и чистота его присутствия привлекла тысячи муридов: так, что Суэлье и близлежащие деревни, Рамта и Амман наполнились муридами Шейха. Учёных, официальных лиц и многих других привлёк его свет и его личность. Когда у него было ещё только двое детей: дочь и сын, его позвал Пра-Шейх Абдулла Дагестанский. Он сказал ему: "Я получил повеление от Пророка (сас): чтобы ты совершил затворничество в Мечети Абдул Кадыра Джилани в Багдаде. Поезжай туда и находись там в уединении 6 месяцев".

Описывая этот разговор, Шейх Назим говорит: "Я не задал Шейху ни одного вопроса. Я даже не пошёл в свой дом. Я направился прямиком в город. Я не думал, что "Мне нужна одежда, нужны деньги, пропитание". Когда он сказал: "Ступай!", я пошёл. Я очень хотел пробыть в затворничестве с Сайидиной Абуд Кадыр. Когда я пешком пришёл в город, я заметил, как один человек на меня смотрит. Он посмотрел на меня и узнал. Он сказал: "Шейх Назим, далеко Вы направляетесь?" Я сказал: "В Багдад". Он был муридом Пра-Шейха. Он сказал: "Я тоже направляюсь в Багдад!" Ему нужно было доставить груз в Багдад. Он взял меня с собой.

Когда я вошёл в мечеть Сайидины Абдул Кадыра Джилани, там был один человек гигантских размеров, который закрывал дверь мечети. Он сказал: "Шейх Назим?" "Да" - я ответил. Он сказал: "Меня назначили быть твоим слугой во время твоего пребывания здесь. Пойдём со мной". Я удивился, но в глубине сердца удивления не было, т.к. мы знаем, что в Тарикате всё происходит с помощью Божественного Присутствия. Я пошёл за ним к гробнице Архи-Заступника (Гаус аль-Азам) и отдал своё приветствие моему пра-прадеду, Сайидине Абдул Кадыру Джилани. Затем он провёл меня в комнату и сказал мне: "Каждый день я буду давать Вам одну тарелку чечевичного супа с кусочком хлеба".

Я выходил из своей комнаты только для выполнения пятикратных молитв. А всё остальное время проводил в этой комнате. Я достиг такого состояния, что мог прочитывать весь Коран за 9 часов. В дополнение к этому я прочитывал 124,000 раз Зикр Калимат (Ля иляха илла Лла) и 124,000 раз Салават (восхваления Пророка (сас) в дополнение к чтению всей книги Далаил аль-Хайрат. В добавление к этому я регулярно читал 313,000 раз "Аллах, Аллах" каждый день помимо всех молитв, предписанных мне. Каждый день мне было видение за видением. Эти видения переносили меня от одной стоянки к другой до тех пор, пока я не аннигилировался в Божественном Присутствии.

Один раз мне было видение, как Сайидина Абдул Кадыр Джилани звал меня к себе в могилу и говорил: "О сын мой, я жду тебя в своей могиле. Приди!" Я тут же принял душ, выполнил два Ракатамолитвы и направился к его могиле, которая находилась от моей комнаты всего в нескольких метрах. Когда я пришёл туда, я впал в размышления и сказал: "Ас-салям алйка йа джидди" ( "Мир тебе, о мой прадед"). И тут же увидел, как он вышел из могилы и встал рядом со мной. Позади него был Великий Трон, украшенный редкими камнями. Он сказал мне: "Пойдём со мной и сядем на этот трон".

Мы сели как дед с внуком. Он улыбался и говорил: "Я доволен тобой. Стоянка твоего Шейха, Абдуллы Фаиз Дагестанского - очень высока в Накшбандийском Ордене. Я - твой прадед, и я передаю сейчас тебе от себя напрямую ту силу, которую я ношу как Архи-заступник), и сейчас я посвящаю тебя в Кадирийский Орден".

Когда Шейх Назим завершил своё затворничество и собирался уезжать, он пошёл к могиле Сайидины Абдул Кадыра Джилани для того, чтобы попрощаться. Сайидина Абдул Кадыр Джилани явился ему в плоти и сказал: "О, мой сын. Я очень доволен стоянками, которых ты достиг в Накшбандийском Ордене. Я возобновляю твою инициацию со мной через Кадирийский Орден". Сайидина Абдул Кадыр Джилани затем сказал: "О мой правнук, вот тебе подарок на память о твоём пребывании здесь". Он обнял его и дал ему десять монет. Эти монеты были того времени (времени его прадеда), не нашего времени. Шейх Назим хранит эти монеты и до сих пор.

Перед отъездом Шейх Назим подарил на память Шейху, который служил ему во время затворничества, свою накидку-бурку (Джубба). Он сказал ему: "Я носил её в течение всего времени своего затворничества. Она служила мне ковриком, на котором я спал и одеждой и для молитвы и Зикра. Возьми её, и Аллах благословит тебя, и Сайидина Мухаммад благословит тебя и все Мастера этого Ордена благословят тебя". Шейх взял накидку, поцеловал её и тут же надел. Шейх Назим покинул Багдад и направился в Дамаск, Сирию.

В 1992-м, когда Шейх Назим был в Лахор, Пакистане, он посетил могилу Шейха Али Худжвири. Шейх Кадирийского Ордена пригласил его к себе домой, и Шейх Назим переночевал там. Во время рассветной молитвы Фаджр Шейх сказал: "О, мой Шейх, я попросил Вас остаться у меня на ночь для того, чтобы показать Вам очень ценную накидку, которая досталась мне 27 лет назад. Её передали от великого Шейха Кадирийского Ордена другому Шейху из Багдада, и в конечном итоге она перешла к нам. Все наши Шейхи хранили её бережно у себя, т.к. это была личная накидка Шейха (Гаус: Полюса) его времени.

Турецкий Шейх Накшбандийского Ордена был в затворничестве в мечети и у могилы Сайидины Абдул Кадыра Джилани. Когда Шейх закончил своё затворничество, он подарил накидку Кадирийскому Шейзу, который служил ему во время его затворничества. Перед тем как умереть, этот Кадирийский Шейх повелел своим последователям хорошенько беречь эту накидку, т.к. каждый, кто наденет её, будет вылечен от любого заболевания. Любой ищущий, если наденет эту накидку на своём пути к Божественному Присутствию, будет легко возвышен на высокие стоянки Видения.

Он открыл кладовку и показал эту накидку, хранящуюся в стеклянном сосуде. Он открыл сосуд и вытащил Джуббу. Шейх Назим улыбался. Шейх спросил его: "Почему улыбаетесь, мой Шейх?" Шейх Назим сказал: "Это меня очень осчастливило. Это - та самая накидка, которую я подарил Кадирийскому Шейху по завершению своего затворничества (Хальват)". Когда Шейх услышал это, он поцеловал руку Шейх Назима, попросил возобновить инициацию в Кадирийский Орден и получить инициацию в Накшбандийский Орден. Аллах хорошо заботится о своих святых, куда бы они ни направлялись, при помощи Своих искренних и возлюбленных слуг.

Затворничество в Медине

Шейху Назиму было велено уходить в затворничества продолжительностью от 40-ка дней до года. Затворничества также различались по степени изоляции от внешнего мира: иногда вообще не было никакого контакта; иногда - небольшой контакт: он выходил на коллективные молитвы; а порой было разрешено посещение собраний, лекций и Зикра. Много затворничеств он совершил в городе Пророка (сас). Он говорил:

"Ни у кого никогда не было привилегии совершить уединение со своим Шейхом. Мне посчастливилось быть в уединении в той же самой комнате с моим Шейхом в Мадине аль-Мунаввара: в очень старинной комнате рядом со Священной Мечетью Пророка (сас). Там была одна дверь и одно окно. Как только я вошёл в комнату со своим Шейхом, он забил окно досками. Он разрешил мне покидать комнату лишь для совершения ежедневных пяти молитв в Священной Мечети Пророка (сас).

Мой Шейх повелел мне выполнять практику Назар бар Кадам (Отслеживание шага), когда я ходил на молитвы. Дисциплинируя и контролируя взгляд, эта практика служила для того, чтобы отключиться от всего, кроме Аллаха Всевышнего и Его Пророка (сас).

Мой Шейх никогда не спал в течение этого уединения. Весь этот год я никогда не видел его спящим. Он не прикоснулся к еде. Каждый день нам давали одну тарелку чечевичного супа и кусочек хлеба. Он всегда отдавал мне свою порцию. Он только пил воду. Он никогда не покидал эту комнату.

Изо дня в день, из ночи в ночь мой Шейх сидел и читал Коран при свете лампы; выполнял Зикр и держал руки в Дуа. Он читал Дуа (мольба-просьба) часами и каждое Дуа отличалось друг от друга: в течение всего года каждое Дуа было совершенно другим. Иногда я не мог понять язык, который он использовал в Дуа, т.к. это был небесный язык. Я мог понимать эти Дуа лишь с помощью видений и вдохновений, приходящих в моё сердце.

Я узнавал о приходе ночи и дня лишь по молитвам. Пра-Шейх Абдулла не видел дневного света в течение всего года; он видел лишь свет свечи. Я мог видеть дневной свет лишь только когда выходил из комнаты на молитвы.

В этом уединении я был поднят на различные уровни духовности. Однажды я слышал, как он говорил: "О, Аллах, дай мне силу заступничества из Силы Заступничества, которую Ты даровал Твоему Пророку (сас), чтобы быть заступником для всех людей в День Суда и поднять их в Твоё Божественное Присутствие". Когда он это говорил, мне было видение Судного Дня; и Аллах Всевышний сходил на Свой Трон (Арш) и судил людей. Пророк (сас) находился по Правую Сторону Божественного Присутствия. Пра-Шейх находился по правую сторону Пророка (сас), а я - по правую сторону Пра-Шейха.

После того, как Аллах провёл Суд над людьми, он дал полномочия Пророку (сас) заступиться. Когда Пророк (сас) выступил Заступником и закончил, он повелел Пра-Шейху дать свои благословения и возвысить людей при помощи своей духовной силы, данной ему. Видение окончилось, когда я услышал, как мой Шейх сказал: "Альхамдулилла, альхамдулилла, Назим Эфенди; я получил ответ".

Эти видения продолжались. Однажды он сказал мне после того, как я вернулся с молитвы Фаджр: "Назим Эфенди, посмотри!" Куда мне нужно было посмотреть? Вверх, вниз, вправо или влево? Меня осенило, что нужно взглянуть в его сердце. Как только я посмотрел в его сердце, мне раскрылась истина, и я увидел Абдул Халика аль-Гудждавани (к): он явился в своём физическом теле и сказал мне: "О, мой сын, твой Шейх уникален. Никогда раньше ещё не было такого, как он". Затем он пригласил Пра-Шейха и меня пойти вместе с ним.

И мы тут же очутились на другом месте планеты вместе с Сайидиной Абдул Халик. Он сказал: "Аллах Всевышний повелел мне пойти к этому камню", и мы последовали к этому камню за ним. Он сказал: "Аллах повелел мне ударить этот камень". Когда он ударил этот камень, из него хлынул поток воды невероятной силы. Я никогда не видел раньше ничего подобного. Сайидина Абдул Халик сказал: "Сегодня эта вода начала литься и будет продолжать литься вот так до самого Судного Дня".

Затем он сказал: "Аллах Всемогущий сказал мне, что из каждой капли этой воды Он создаст ангела света, который будет восхвалять Его до самого Судного Дня. И он сказал мне своё повеление: " О, Мой слуг Абдул Халик аль-Гудждавани. Твоя задача - дать имя каждому ангелу. Повторяться в именах нельзя. Ты должен дать каждому своё имя и сосчитать их восхваления. Ты должен будешь распределять награду от их восхвалений среди последователей Накшбандийского Ордена. Такая у тебя ответственность". Затем это видение прекратилось. Я так проникся к Сайидине Абдул Халику аль-Гудждавани и был восхищён его невероятной миссией.

Видения продолжали течь на меня подобным образом. В последний день нашего уединения после молитвы Фаджр я услышал голос за пределами комнаты: кто-то плакал. Я слышал один большой голос и много маленьких голосков, похожих на детские. Этот плач не прекращался, но я не мог пойти и посмотреть, кто плакал, т.к. у меня не было на это разрешения. Звук плача продолжал усиливаться и продолжался на протяжении многих часов.

Тогда Пра-Шейх посмотрел на меня и сказал: "Назим Эфенди, ты не знаешь, кто это там плачет?" Хотя я и знал, что это был не-человеческий плач, я сказал: "О, мой Шейх, ты знаешь лучше". Он тут же сказал мне: "Это - Иблис (Сатана) и его солдаты. Ты знаешь, почему они плачут?" Я сказал: "О, мой Шейх, ты знаешь лучше". Он сказал: "Сатана провозгласил своим дьяволам, что два человека на этой земле вышли из-под их контроля".

Затем мне было видение: Сатану и его армию окружила тяжёлая цепь, которая препятствовала их доступу к моему Шейху и ко мне. Это видение закончилось. И тогда Пра-Шейх сказал: "Альхамдулилла, Пророк (сас) доволен тобою, и я доволен тобою". Затем он положил свою руку мне на сердце, и я тут же увидел Пророка (сас) и 124, 000 пророков, 124,000 сподвижников, 7007 Накшбандийских праведников (просветленных), 5 Кубс и Гаусс. Все они поздравляли меня, и каждый вливали в моё сердце свои Божественные знания. Я перенял от них тайны Накшбандийского Ордена и тайны 40-ка других Орденов."

Его чудеса

В 1971-м году Шейх Назим был на Кипре три месяца: Раджаб, Шабан и Рамадан, как обычно. Однажды, в месяц Шабан нам позвонили из Бейрутского аэропорта: это сам Шейх звонил нам, чтобы мы приехали и встретили его там. Мы очень удивились, что он приехал, т.к. не ждали его, но быстро собрались и поехали. Он сказал нам: "Мне повелел Пророк (сас) приехать к вам сегодня, т.к. ваш отец скоро умрёт. Мне нужно омыть его тело, облачить в саван, похоронить его и затем вернуться обратно на Кипр". Мы сказали: "О, наш Шейх, наш отец здоров; с ним всё в порядке". Он сказал: "Мне так было велено". Он был полностью уверен и поскольку нас учили принимать всё, что говорит Шейх, мы повиновались.

Он сказал нам собрать всю семью и привести их повидать отца в последний раз. Мы поверили ему и созвали всю семью, чтобы они приехали. Все были удивлены и некоторые не верили, когда мы их позвали и не приехали. Мой отец ничего не знал об этом: он просто думал, что родственники приехали к нему в гости как обычно. Было без четверти семь. Шейх сказал: "Сейчас мне нужно пойти в квартиру к вашему отцу и прочесть главу из Корана: Суру Йа-Син аш-Шариф, когда он умрёт". Он поднялся в квартиру нашего отца из нашей квартиры. В дверях его встретил мой отец. Мой отец сказал: "О, Шейх Назим, давно уже мы не слышали Вашего чтения Корана. Не прочитаете ли Вы нам Коран?" И тогда Шейх Назим начал читать Суру Йа-Син аш-Шариф. Как только он подошёл к концу этой Суры, часы пробили семь. И тут мой отец закричал: "Моё сердце, моё сердце!" Мы уложили его, и мой брат и сестра, оба врачи, пришли осмотреть его. Они послушали его сердце - оно бешено бесконтрольно стучало и в считанные минуты он испустил дух.

Все посмотрели на Шейх Назима с трепетом и восхищением. "Откуда он знал?" - удивлялись мы. "Как ему удалось приехать с Кипра только для этого? Вот это святой. Откуда он знал время так точно? Какую тайну носил он в сердце? Это - совершенный святой, который знает то, что неведомо обычным людям?"

Тайну, которая есть у него - это результат любви и милости Аллаха к нему. Аллах уполномочил его этой силой и Божественным предведением, т.к. он хранит свою искренность, благочестие и приверженность религии Аллаха; неукоснительно соблюдает все молитвы и почитает Священный Коран. Он похож на всех святых Накшбандийского Ордена, которые были до него, на всех святых других орденов до него, на его прадеда Сайидину Абдул Кадыра Джилани и Сайидину Джалалуддина Руми и Мухйидина Ибн Араби, которые соблюдали и хранили традицию ислама на протяжении 1400 лет.

Нами овладело две эмоции. С одной стороны, мы плакали по отцу, а с другой стороны мы были очень счастливы со своим мастером и тем, что он сделал для нашего отца. Его приезд для того, чтобы позаботиться о нашем отце перед его уходом из жизни - (мы никогда не забудем такое благородство) был благословенным чудом, написанным словами света. Он омыл его тело своими святыми руками, облачил его в саван и похоронил его своими святыми руками. Выполнив свою задачу, он обратно улетел на Кипр.

Какие эмоции и чувства посещают сердце человека, когда он видит такие события перед глазами? События, которые материальный ум не может охватить и представить. Эти чувства невозможно выразить и пером. Мы можем сказать лишь одна: это правда; это произошло. Это реальность, которая происходит при помощи мистической силы - невероятной силы, которая может быть дана человеку, которому дарована Божественная любовь. С этой любовью ему будет даровано знание от Божественного, мудрость от Божественного, духовность от Божественного. Ему будет даровано всё. Он будет знатоком прошлого, настоящего и будущего.

Шейх Назим проводит Накшбандийский Зикр, Круг Мастеров в Мечети Пекам (бывшая Церковь Св. Марка в Лондоне)
Шейх Назим проводит Накшбандийский Зикр, Круг Мастеров в Мечети Пекам (бывшая Церковь Св. Марка в Лондоне)

Однажды Шейх Назим находился в Ливане в течение двух месяцев во время Хаджа (паломничества). Губернатор г.Триполи (Ливан) - Ашар ад-Дайа возглавлял Хадж. Он пригласил Шейха Назима совершить паломничество вместе с ним. Шейх сказал: "Я не могу поехать с тобой, но иншааллах мы там встретимся". Губернатор настаивал: "Если поедете, то, пожалуйста, поедем только со мной, а не с кем-то другим". Шейх Назим ответил: "Я ещё не знаю, поеду или нет". Как только окончился Хадж и губернатор вернулся, он побежал в дом, где гостил Шейх Назим. На глазах у ста человек он сказал: "О, Шейх Назим, почему же Вы ездили в Хадж с кем-то другим, а не со мной?" Мы сказали: "Шейх не ездил в Хадж. Все эти два месяца он был здесь, с нами и ездил по Ливану".Он сказал: "Нет! Он был в Хадже. У меня есть свидетели. Один день я совершал ритуал обхода вокруг Каабы (Таваф), и Шейх Назим подошёл ко мне и сказал: "О Ашар, ты здесь?" Я сказал: "Да, мой Шейх". И он стал совершать обход вместе со мной. Мы вместе переночевали в нашем отеле в Мекке. Он провёл с нами весь день на горе Арафат, в нашей палатке. Также ночевал со мной в г. Мина и пробыл с нами в г.Мина три дня. Затем он сказал мне: "Мне нужно поехать в г.Мадина для того, чтобы навестить Пророка (сас)".

Пока он рассказывал эту историю, мы внимательно наблюдали за Шейх Назимом, т.к. знали, что он ни на минуту не покидал нас в Ливане всё это время. Мы увидели эту уникальную скрытую улыбку, как будто он пытался сказать: "Это - сила, которую Аллах дарует Своим святым. Когда они на Его Пути, то когда они достигают Его Божественной Любви и Его Божественного Присутствия, Аллах дарует им всё".

Когда губернатор увидел это, то произнёс: "О, мой Шейх, что это за чудеса, которые Вы нам показали? Это невероятно. Я никогда не видел ничего подобного в своей жизни. Я - политик и полагаюсь только на свой ум и логику. И должен сказать, что Вы - необычный человек, у Вас - сверхчеловеческие возможности. Это должно быть что-то, во что облачил Вас Сам Аллах!" Он поцеловал руку Шейха и попросил его посвятить его в Накшбандийский Тарикат. Каждый раз, когда Шейх Назим приезжал в Ливан, это губернатор вместе с премьер-министром Ливана всегда сидели в обществе Шейха. И по сей день их семьи и многие жители Ливана являются его последователями.

Из его изречений

О статусе Уникального Единства (Уахданийа) он сказал:

"Это означает невозможность существования множественности и состоит из трёх категорий:

- Уникальное Единство Сущности: это означает, что Его Сущность не состоит из двух или более частей, и нет ничего, что походило бы на Его Божественную Сущность.

- Уникальное единство Его Свойств (Качеств): это означает, что Всевышний Аллах не обладает двумя видами Атрибутов, которые представляют одно и то же. Например, Он не имеет две Воли или два Намерения. Он - Один в каждом атрибуте.

- Уникальное Единство Его Действий: это означает, что Он - Создатель; по своей Собственной Воле и Своему Желанию - всего, что появляется в этой Вселенной. Все создания являются либо субстанцией, либо описанием, либо действием. Таким образом, все Его Действия созданы Им для Его слуг".

"Если любовь истинна, то любящий должен хранить уважение к Возлюбленному и соблюдать по отношению к Нему должные манеры поведения".

"Величайшая Достоверность Истины - это когда Шейх восхваляет Божественное Присутствие в Ваших глазах и принижает (умаляет) всё, что не есть Бог".

Есть три змеи, которые вредят людям: быть нетерпимым и проявлять нетерпеливость по отношению к окружающим; создать привыкание к чему-то (тому, что не можете оставить); и быть под контролем своего эго".

"Достичь Дуни (этого мира) - это унизительное положение, а достичь следующей жизни - это почесть. Я поражаюсь тем, кто предпочитает унизительность почести".

"Если бы Аллах Всевышний открыл Сущность Своей Божественной Любви, все на этой земле умерли бы от этой любви".

"Мы всегда должны быть заняты следующим: размышлять над главами Священного Корана и Его знаками, которые помогают развить в нас любовь; думать над Его Обещанием награды; и наши мысли об этом порождают и продлевают в нас томление (тоску по Всевышнему); а мысли о Его Предупреждении о наказании пробудят в нас робость перед Аллахом".

"Аллах сказал: Тот, кто терпелив с Нами - будет с Нами".

"Если страх перед Богом имеет хороший фундамент в нашем сердце, то язык никогда не скажет что-то бесполезное (бесцельное)".

Тасаввуф - это чистота продвижения к Божественному Присутствию Аллаха, а сущностью этого является оставление материалистической жизни".

"Однажды Джунайд (к) увидел Иблиса (Сатану) в своём видении, и он был голым. Он сказал ему: "О, заклятый, тебе не стыдно перед людьми появляться голым?" Он сказал: "О, Джунайд, почему я должен стесняться людей, когда они сами себя не стыдятся?"

"Когда вам повстречается ищущий на пути Аллаха, приблизься к нему с искренностью, доверием и кротостью. Не приближайся к нему, будучи наполненным знаниями. (Твои) знания будут держать его отстраненным вначале, а кротость быстро приблизит его к тебе".

"Ищущий - это тот, кто оставил себя и подключил своё сердце к Божественному Присутствию. Он стоит в Его Присутствии, исполняя свои обязанности, созерцая Божественное своим сердцем. Свет Всевышнего сжёг его сердце, давая ему жажду к нектару роз и снимая пелену (завесы) с его глаз, позволяя видеть Его Господа. Если он открывает рот, то только по велению Божественного Присутствия. Если начинает двигаться (делать шаг), то по предписанию Аллаха, и если приходит в состояние спокойствия (тишины), то под действием Божественных Атрибутов (Качеств). Он - в Божественном Присутствии и с Аллахом".

"Суфий - это тот, кто соблюдает предписания, которые Аллах передал через Святого Пророка (сас) и прилагает все усилия подняться до статуса Совершенного Характера - т.е Знания Аллаха Всевышнего".

"Тасаввуф - это знание, из которого человек узнаёт о состоянии человеческой души: достойной похвалы или заслуживающей порицания. Если она заслуживает порицания, он учится очищать её и способствует, делая её достойной похвалы, её движению к Божественному Присутствию Аллаха. Её плодами является развитие сердца: Знание Аллаха, Великого и Совершенного, посредством прямого опыта; спасения в следующем мире; торжество посредством обретения довольства Всевышнего; достижение вечного счастья; просветление и очищение - таким образом, что благородные дела проявляются сами, открываются необычные стоянки, и человек постигает то, что не видит внутреннее наполнение остальных.

Тасаввуф - это не есть какой-то особенный вид поклонения, но скорее это есть притянутость сердца к Аллаху. Такого рода притянутость подразумевает собой следующее: когда что-то предпочитается (выдвигается на первый план) (Мандуб), согласно постановлениям Священного закона для человека в каких-то обстоятельствах, то оно выполняется. Поэтому мы видим, что суфии служили исламу в широком спектре возможностей. Исламские учёные должны приобретать высшее образование суфизма.

Предсказания Пра-Шейха по поводу Шейх Назима

Перед смертью Пра-Шейх написал в своём завещании: "Согласно Предписанию Пророка (сас), я выучил и поднял своего преемника - Назима Эфенди и назначал ему много уединений и обучал его в суровом обучении, и я назначаю его своим преемником. Я вижу, что в будущем он будет распространять этот Орден по востоку и западу. Аллах будет приводить к нему всякого рода людей: богатых и бедных, учёных и политиков - они буду приезжать к нему, учиться у него и принимать Накшбандийский Орден: в конце 20-го века и начале 21-го. Это будет распространяться по всему миру: таким образом, что ни один континент не будет лишён этого сладкого аромата.

Я вижу, как он будет основывать огромный центр в Лондоне, с помощью которого он будет распространять этот Тарикат в Европу, Дальний Восток и Америку. Он будет распространять любовь, благочестие, гармонию и счастье среди людей, а мерзость, терроризм и политика будут отступать. Он будет распространять знание умиротворения внутри сердца, знание мира внутри сообществ, знание мира между нациями для того, чтобы войны и сражения закончились в этом мире, и чтобы мир стал доминирующим фактором. Я вижу, как к нему стекается молодёжь со всего мира, испрашивая его Баракят и благословения. Он будет показывать им, как следовать предписаниям исламских традиций, быть умеренным (сдержанным), жить в мире с окружающими, независимо от их вероисповедания, оставить ненависть и враждебность. Религия - для Аллаха, и Аллах является судьёй Своих слуг.

Это предсказание уже сбылось, в точности как предсказал Пра-Шейх Абдулла. В год, когда умер Пра-Шейх: в 1973 г. Мауляна Шейх Назим снова поехал в Турцию, посещая г. Бурса. Затем он отправился в Лондон. Много молодёжи, особенно последователи Джона Беннетта, приехали на встречу с ним. Так как к нему начало приезжать много людей, он основал там свой первый центр в 1974 г.

Ежегодно он посещал Англию и Континент во время и после Рамадана. Орден распространялся быстро, проникая по всей Европе, а также в Соединённых Штатах, Канаде и Южной Америке. Он открыл три центра в Лондоне для обучения людей духовному пути, убирая у них депрессию и поднимая их на стоянку умиротворения в их сердцах. Его учения продолжали распространяться во все части Европы, Северной Африки, Южной Африки, страны Залива, Северной и Южной Америки, Индийский субконтинент, Юго-Восточную Азию, Россию и части Китая, Австралии и Новой Зеландии.

Во время своего первого посещения США Мауляна Шейх Назим встретился с Пиром Вилайат Ханом в его духовном центре в Нью-Йорке
Во время своего первого посещения США Мауляна Шейх Назим встретился с Пиром Вилайат Ханом в его духовном центре в Нью-Йорке

Нельзя найти страну, в которой бы не ощущалось прикосновение Шейха Назима. Это и отличает его от всех святых, ныне живущих и от всех святых, которые были до этого. В его присутствии говорят на всевозможных языках. Каждый год, во время месяца Рамадан, в Лондоне проходила огромная конференция, на которой собиралось более 5,000 людей со всего мира. Как сказал Аллах: "…Мы сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга…". (49:13)

Его последователями являются люди самого разного происхождения. Вы найдёте и бедных, и людей среднего класса, богатых, бизнесменов, врачей, адвокатов, психиатров, астрономов, слесарей, плотников, министров правительства, политиков, сенаторов, членов парламента, премьер министров, президентов, королей, султанов, членов королевских семей: и каждого привлекает его простота, его улыбка, его свет и его духовность. Поэтому он известен как "многоцветный, Всемирный Шейх".

Его высказывания и Сохбеты (беседы и взаимосвязь) собираются и издаются во многих книгах повсюду. Это включает в себя серию "Океаны Милости", которая насчитывает более 35-ти книг, тысячи видео, и тысячи и тысячи аудио.

Его жизнь всегда очень насыщенна. Он - путник на Пути Аллаха, и всегда передвигался от места к месту. Один день - на востоке, на следующий день - на западе. Один день - на севере, а на следующий - на юге. Никогда не знаешь, где он будет в тот или иной день. Он всегда встречается с официальными лицами для того, чтобы способствовать налаживанию отношений, примирению и сохранению природного мира. Он всегда сеет семена любви и мира и гармонии в сердцах человечества. Мы надеемся, что в духе его учений все религии найдут пути к примирению и оставят разногласия (различия) для того, чтобы жить в мире и гармонии.

Его предсказания о будущем этого мира являются продолжением предсказаний Пра-Шейха Абдуллы Дагестанского, давая знать о событиях ещё до того, как они произойдут, предупреждая людей и обращая их внимание на то, что случится. Много раз он говорил: "Коммунизму настанет конец, и Советский Союз разделится на части". Также он предсказал падение Берлинской Стены.

Секрет Золотой Цепочки Накшбандийского Суфийского Ордена - в его руках.

Он хранит его с высочайшей силой. Он светит повсюду. Да благословит его Аллах и укрепит его в Его Святом Труде. Да ниспошлёт Аллах много мира, благословений, приветствий и свет на Возлюбленного Пророка Мухаммада (сас), его семью, его сподвижников и всех пророков и святых, особенно Его преданных слуг накшбандийского пути и всех суфийских орденов, а особенно на Его Друга нашего времени: Шейха Назима аль-Хаккани.

Источник: http://www.sufi.su/zolotaya-cepochka/shejkh-mukhammad-nazim-adil-al-kubrusi-al-khakkani


Письма
Суфиев



Видео передачи
Путешествие с Кораном


Статьи
Марии Карпинской

    Небесная власть выше земной
>>>

    Уход в мусульманский мир?
>>>

    Дорога к Дому Отца
   • Дорога лежит к Отцу.

    Дорога к Дому Отца
   • Я – СУФИЙ.

    Дорога к Дому Отца
   • МЫ – СУФИИ.

    Дорога к Дому Отца
   • ДЕНЬ СЕДЬМОЙ, ВСТРЕЧА С ШЕЙХОМ НАЗИМОМ.


Мы - Суфи